Женщина, которая живет (Том 2). Глава 1


 

 

Глава 1

В воскресенье мы ходили на день рождения к Ирине – старшей сестре мужа. Я к ней очень тепло отношусь несмотря на то, что она долгое время пыталась (и продолжает это делать) учить меня, как заботиться о своем маленьком братике – моем муже. Ну, тут уж ничего не поделаешь – инстинкт старшей сестры. Так что подарок я ей выбирала от души – купила самый дорогой набор нашей косметики. Вообще с тех пор как я стала работать в компании, я избавилась от вечной проблемы - «что подарить». Ассортимент у нас огромный, так что подарков хватит на долгие годы. Ну, пришли, поздравили, расцеловались, сели  за стол. Народу у них было на этот раз немного – в большинстве своем старые знакомые, много лет знаем друг друга. Но и новые лица тоже были: во-первых, Иринин сын Сережа привел свою девушку Нину; я еще поохала, как же время бежит, еще недавно Сережка с моим сыном в летний лагерь вместе ездили, а вот уже с девушками встречается. Симпатичная такая девчонка. Еще был очень импозантный мужчина моего возраста или чуть старше, который назвался Иннокентием, как потом выяснилось, это был двоюродный брат Игоря, Ирининого мужа; ну и еще один новый персонаж за столом присутствовал. Звали эту мадам Вероникой, и вот она-то мне сразу не понравилась. Во-первых, у нее прямо на лбу было написано «кручеменятолькояйца». А во-вторых, терпеть не могу баб, которые в присутствии живых жен кокетничают с их мужьями. Мой супруг, правда, к этим ужимкам спокойно относился, надо ему должное отдать, но все равно я внутри закипала потихоньку, когда эта Вероника налегала на него своим пятым номером и нежно просила «передать селедочку». Ну ладно, выпиваем, беседуем, все темы перебрали, об отдыхе заговорили: кто где был в этом году и кто куда собирается. Игорь с Наташей, наши друзья старинные, отдыхали в Хорватии, остались в диком восторге и всем советовали туда съездить. Показали фотографии с отдыха, буклеты всякие – судя по ним, действительно, красота в этой Хорватии неописуемая.

– Надо будет съездить – сказала я, пролистывая буклет, – раз там так хорошо.

– Ты уже отдыхала в этом году, – напомнила Ирина, – в Тунисе. Или в Испании? Или это в прошлом году было, я уж и не помню.

– В этом, в этом, – подтвердила я, – и в Тунисе, и в Испании.

– Так куда ж тебе еще? – осуждающе покачала головой Ирина.

– Так, а кто сказал, что отдыхать надо только раз в году? – удивилась я. – Есть желание отдохнуть – я и отдыхаю.

– Помимо желания еще и возможность нужно иметь, – вступила в разговор Вероника, – вот у меня…

– С этим проблем нет, – небрежно отмахнулась я от нее буклетом, – слава Богу, возможностей полно.

Тут эта швабра переводит взгляд на моего мужа и вкрадчиво у него интересуется:

– А вы кем работаете, если не секрет?

– Не секрет, – говорит муж, и мне хитро подмигивает, – я – домохозяйка, вернее, домохозяин: сижу дома, стираю, глажу, готовлю, а зарабатывает у меня супруга.

У Вероники на лице появилось выражение тупого непонимания, очень ей идущее, и она перевела взгляд на меня.

– Да, – поддержала я игру, – так оно и есть. А если вас интересует моя профессия, так здесь тоже никакого секрета: я работаю в сетевой компании, которая занимается распространением добавок к пище, косметики и средств для поддержания чистоты в доме.

Сказала и в очередной раз отметила про себя, как у меня теперь уверенно получается говорить, кем я работаю. Когда я только пришла в сетевой маркетинг, то немного стеснялась рассказывать о том, чем занимаюсь, и на вопросы знакомых отвечала что-то невразумительное, типа «подрабатываю в одном месте». А потом в один прекрасный день подумала – чего стесняться-то? Работаю честно, никого не обманываю, компания известная, продукция классная. А если некоторые люди что-то не то про нашу профессию думают, так это их проблемы, а не мои. Та же Ирина поначалу очень переживала, когда узнала, чем я занялась, а теперь ничего, привыкла, продукцию у меня часто берет, правда, контракт подписывать отказывается, а я не настаиваю – придет время, созреет.

Так вот, смотрю – Вероника губы скривила и громко так заявляет:

- А, знаю, слышала я про этот сетевой маркетинг, у нас его называют «бизнес второго сорта».

В комнате повисла тишина. Ирина отвела глаза, как бы извиняясь передо мной за бестактность, проявленную Вероникой, а Иннокентий, наоборот, посмотрел на меня с интересом, ожидая, как я отреагирую на этот явный «наезд». Ну а я даже ухом не повела. Три года назад от таких слов я в транс впадала, мол, как это так, меня заподозрили в том, что я чем-то нехорошим занимаюсь. Помню, один раз даже рыдала в туалете, когда какой-то мужчина на собеседовании у нас в офисе сказал мне, что я жульничеством занимаюсь. Потом, когда немного поработала, освоилась, поняла, какой это замечательный бизнес, – начала обижаться, когда кто-нибудь про него гадости говорил, и с жаром бросалась на защиту. А теперь к таким выпадам у меня отношение спокойно-профессиональное – сказался опыт работы на презентациях, на которых разный народ бывает и такое подчас выдает, что уши вянут. Я бы даже не стала сейчас дискутировать на эту тему с Вероникой, так как ее мнение было для меня абсолютно безразличным, я-то знаю цену и себе, и нашему бизнесу высшего сорта. Не стала бы, честное слово, если бы не ее наглое посягательство на мою законную половину. «Ну, раз ты так, – подумала я, – значит, сейчас получишь по полной программе». Я сделала паузу, сосчитала до десяти, как нас на тренинге учили, улыбнулась и ласково так задала встречный вопрос:

– Простите, а «у нас» это где?

– Ну, в традиционном бизнесе, в котором я работаю, – гордо процедила Вероника, и, не дожидаясь моего вопроса, уточнила: я заместитель директора в очень известной торговой фирме.

– Здорово, – искренне восхитилась я, – вы молодец, тяжело, наверное, приходится?

– Да уж, нелегко, – плавно въехала в расставленные сети Вероника, – ведь у меня о-о-очень ответственная работа, у нас о-о-о-чень много клиентов, так что работать порой приходится с утра до позднего вечера. А бывает, что и по выходным на работу надо идти, ведь часто без меня просто не могут справиться. Так что приходится жертвовать отдыхом. Но зато и зарплата соответствующая, могу себе многое позволить в этой жизни.

– Да, – добавила я восхищенных ноток в голос, – это же надо так трудиться, я бы не смогла. И сколько же вы проработали, пока не достигли такой высокой должности?

– Семь лет, – гордо ответила Вероника, – нелегко приходилось, должность-то ответственная, на нее претендентов знаете, сколько было? Повоевать пришлось со многими. Да и сейчас желающих занять мое местечко хватает, вот только ничего у них не получится. И начальство меня ценит, я на хорошем счету, да и вообще, меня голыми руками не возьмешь.

«Да уж, – думаю, – тебя голыми руками и брать-то противно, резиновые перчатки нужно надевать». А вслух мечтательно протянула:

– Да, вот это жизнь,  завидую я вам – так у вас все захватывающе и напряженно, жизнь кипит и бьет ключом, сразу чувствуется, что бизнес первосортный. А у нас все по-другому, не так интересно: работаю я два-три часа в день, чаще всего вечером, поскольку с утра хожу в фитнесс-клуб. Статус у меня – директор, а работаю я всего три года, причем локтями никого не расталкивала, более того, мои коллеги по работе очень хотели, чтобы я скорее стала директором, и всячески мне в этом помогали. На место мое никто не претендует, так что прямо даже скучно. Начальника у меня нет, я сама себе руководитель, а вот в выходные я тоже, как и вы, иногда работаю: в прошлом месяце, например, поехали на Кипр проводить конференцию, пришлось потрудиться и в субботу, и в воскресенье. Ну что делать, деньги просто так с неба не сваливаются, не очень большие деньги, правда, вот в прошлом месяце я заработала… сколько же я заработала, ты не помнишь? – обратилась я за помощью к мужу.

– Помню, конечно, – откликнулся супруг, озвучил сумму моего чека и, продолжая начатую игру, придал своему лицу самое преданное выражение, на которое был способен.

Физиономию Вероники надо было видеть. Вот за что я еще люблю свою работу – так вот за это выражение лица, которое бывает у людей, когда они узнают, сколько я зарабатываю. Поначалу, конечно, никто не верит, думают, что я шучу.

– За что ж вам деньги-то такие платят, – недоверчиво поинтересовалась Вероника. – За то, что вы по офисам с сумками ходите? У нас на фирме даже объявление висит: торговым агентам вход строго воспрещен.

– Ну что вы, – одарила я ее обворожительной улыбкой, – у вас не совсем правильное представление о работе в сетевом маркетинге. А деньги мне платят за то, что я создала организацию дистрибьюторов, которые пользуются продукцией нашей компании и распространяют ее. И компания выплачивает мне комиссионное вознаграждение с общего объема закупок продукции, который делает моя структура. А ежемесячный объем закупок моей организации составляет… – и я сказала, сколько составляет. Лицо Вероники перекосилось как дверь в старом сарае.

– Этого не может быть, – проскрипела она, – не каждая торговая фирма такой товарооборот за месяц делает. Вот наша, например…

– Не знаю, не знаю, – рассеянно сказала я, – сколько делает ваша фирма, я не в курсе, да, откровенно говоря, и о фирме-то вашей я раньше не слыхала.

Тут очень кстати раздался звонок на мой мобильник – звонила Настя, спрашивала, во сколько завтра мы в сауне встречаемся. Я демонстративно достала из сумки свой ежедневник, с которым я никогда не расстаюсь (а он у меня, на секундочку, не из дермантина сваренный, а натуральная кожа с золотым тиснением, в Лондоне купленный), заглянула в него и небрежно подтвердила в трубку, что да, Совет Директоров назначен на завтра на семнадцать часов.

Пока я беседовала, краем глаза держала в поле зрения Веронику и с удовольствием отметила, как та нервно сглотнула, высокомерно хрюкнула и отправилась курить на кухню. Победа была безоговорочной, и я в чудесном настроении рассказала присутствующим дамам о новинках нашей косметической линии. А потом Ирина внесла огромный торт, я взяла чашечку кофе и, усталая, но довольная, опустилась в кресло. А к другому креслу, напротив меня, подошел Иннокентий.

– Не помешаю? – галантно поинтересовался он.

– Да что вы, пожалуйста, – сделала я приглашающий жест, а сама покосилась в поисках своего благоверного. Тот сидел в привычной позе перед хозяйским компьютером и что-то в нем настраивал.

– Если позволите, – сказал Иннокентий, – то у меня к вам несколько вопросов. Я про сетевой маркетинг давно слышал, но живого дистрибьютора, а точнее сказать дистрибьюторшу, первый раз в жизни вижу.

– Ну и как? – кокетливо поинтересовалась я.

– Очень симпатичная, – одарил меня комплиментом Иннокентий. – Я, честно говоря, сетевиков не так себе представлял.

– А как? – удивилась я.

– Ну, мне казалось, что они такие… – неопределенно покрутил он головой и развел руками.

– Говорите, говорите, – подбодрила его я, – за годы работы в сетевом я уже ко всему привыкла.

– Ну, есть такой собирательный образ – признался Иннокентий, – дистрибьютор сетевой компании – наглая тетка, которая «достает» всех окружающих своей некачественной продукцией по завышенным ценам. Или второй вариант – лощеный молодой человек, который вешает всем лапшу на уши о своих сверхъестественных заработках и заманивает в свои сети доверчивых граждан, вытрясая у них последние денежки.

– Судя по всему, я не вписываюсь ни в один из этих образов? – поинтересовалась я.

– Совершенно не вписываетесь, – признался Иннокентий. – Скажите честно, вот все, что вы рассказывали здесь, в том числе о том, сколько вы получаете, это правда?

– Честно? – переспросила я.

– Как на духу, –  кивнул головой Иннокентий.

– Ну, если честно, то абсолютнейшая правда. Безусловно, вам могло показаться, что я что-то преувеличиваю, потому что слишком легко рассказала. Но все истинная правда: и заработок, и поездки за рубеж, и то, что я директор.

– Дело в том, что я тоже директор, – признался Иннокентий, – генеральный директор торговой компании и один из совладельцев, кстати. И сетевым маркетингом давно интересуюсь. Мы как раз сейчас думаем над расширением своего ассортимента и о том, чтобы использовать некоторые элементы сетевого маркетинга для продажи нашей продукции. Но, безусловно, пока мне многое неясно. А самое главное, что меня смущает, так это то, что у этого бизнеса репутация в обществе, скажем так, неоднозначная. Как вы считаете?

– Вы знаете, – сказала я, – отчасти я согласна с вами. Репутация не блестящая. Дело все в том, что этот бизнес за  многие годы оброс всевозможными мифами и легендами, часть из которых создали сами сетевики, а другие появились благодаря людям, у которых был не совсем удачный опыт работы в сетевом маркетинге. Ну и, конечно, журналисты свои «пять копеек» добавили:  не разобравшись, сваливают все в кучу и называют сетевым маркетингом все подряд – и финансовые пирамиды типа МММ, и бродячих торговцев в электричках, и адвентистов седьмого дня. Я как-то познакомилась с журналисткой, которой редактор дал задание – написать о сетевом маркетинге. Она позвонила по первому попавшемуся ей на заборе объявлению, и ее пригласили на презентацию. Там ей под грохот барабанов промыли мозги, всучили какой-то «левый» шампунь за двадцать баксов и велели привести в следующий раз пятерых своих подруг. Ну, естественно, на следующий день эта журналистка, оскорбленная до глубины души, публикует в своей газете большую статью с пафосным названием «Хотите, чтобы вас обманули, – спросите меня, как». И подзаголовок: «Сетевой маркетинг – опасно для вашего кошелька». А вдогонку к статье – через пару недель – добавляется несколько писем от возмущенных читателей, которые тоже побывали на таких вот «презентациях», выражают поддержку автору статьи и призывают власти принять меры и прекратить обман трудящихся. Все, тема закрыта, гонорар получен, можно писать о чем-нибудь другом. Я говорю этой журналистке: «Тань, ну ты бы хоть в другие компании сходила, пообщалась бы с людьми, сама бы поработала, ну как же так можно, на основании только одной "презентации" одной-единственной компании делать вывод о всей огромной индустрии!». Но, Иннокентий, я думаю, что вы достаточно умный человек, чтобы не делать выводов о чем-либо, основываясь исключительно на газетных публикациях.

– Да нет, конечно, – отмахнулся Иннокентий, – я выводов не делаю, я собираю информацию. Просто хотелось бы узнать истинное положение вещей.

– А истинное положение заключается в том, что сетевые компании – это точно такие же компании, как и все остальные, такие же, например, как ваша. Чем занимается ваша компания?

– Ну, мы импортируем обувь.

– Отлично, – обрадовалась я. – А наша компания импортирует и производит парфюмерию, биологически активные добавки к пище, средства для уборки дома, не содержащие химии. Вы как распространяете свой товар?

– У нас своя сеть магазинов.

– Здорово. А у нас своя сеть консультантов-дистрибьюторов. И если ваш товар продают  десятки продавцов в магазинах, то нашу продукцию распространяют десятки тысяч консультантов, которые получают за свой труд определенное вознаграждение. То есть сетевой маркетинг, если рассматривать его только в экономической плоскости, – это один из многих методов, которые компания-производитель или экспортер использует для распространения своей продукции. Вот и все. Теперь давайте рассуждать дальше. Вот вы в бизнесе сколько лет?

– Да уж лет пятнадцать, – задумался Иннокентий.

– А скажите, за это время вам встречались недобросовестные партнеры, которые хотели вас обмануть, всучить некачественный товар, не заплатить деньги за поставки продукции?

– Да сколько угодно, – рассмеялся Иннокентий. – Помню, пришла партия мужских ботинок и все без стелек. В другой раз шнурки гнилые были, рвались моментально. Но со временем мы научились разбираться, как говорится,  «ху из ху» в этом бизнесе.

– Скажите, Иннокентий, а вы после этих случаев не стали считать, что обувной бизнес имеет, скажем так, неоднозначную репутацию в обществе.

Иннокентий от души рассмеялся.

– Намек понял, сдаюсь, – замахал руками он.

– Так вот, Иннокентий, – не приняла я капитуляции, – мы же  с вами умные люди и понимаем, что как среди обычных, так и среди сетевых компаний есть те, которые производят или импортируют качественную продукцию, а есть те, кто «гонят» откровенную дешевку. Так же, как есть добросовестные продавцы в ваших магазинах, а есть такие, у которых только баксы в глазах, и свою задачу они видят только в том, чтобы впарить клиенту товар неважно, каким способом. Точно так же и в сетевом бизнесе.

– Да, но все-таки в сетевом бизнесе такие нарушения чаще встречаются, чем в обычном,  – продолжил попытку побороться Иннокентий.

– У вас есть статистика? – изумленно подняла я брови.

– Да нет, статистики, конечно, нет, – признался Иннокентий.

– Так вот, я думаю, что в процентном соотношении количество жуликов в сетевом бизнесе в среднем такое же, как и в любом другом. Так же, как в любой стране примерно одинаковое количество дураков, независимо от географии и климата.

– Ну, я же сдался, – притворно обиделся Иннокентий, – зачем же намеки всякие на умственную неполноценность делать.

– Упаси Господи, Иннокентий, – в свою очередь притворно испугалась я, – никаких намеков, все напрямую и откровенно.

– Ах так, ну тогда продолжим, – предложил он.

– Продолжайте, – разрешила я.

– А вот скажите мне, если у вас такой замечательный бизнес, то почему вас то с сектой сравнивают, то пирамидой называют?

– Иннокентий, давайте уточним, кто сравнивает и кто называет?

– Ну, есть такое мнение.

– Инокентий, я не готова спорить с «мнением», которое где-то у кого-то там есть, тем более, как мы с вами знаем, это мнение часто принадлежит абсолютно некомпетентным людям, понятия не имеющим ни о сетевом бизнесе, ни о сектанстве. Кстати, что такое секта, на ваш взгляд?

– Ну-у-у, – задумался Иннокентий, – если я не ошибаюсь, секта в классическом понимании этого слова – это религиозное сообщество, отколовшееся от традиционного вероучения. Или – другой вариант – это замкнутая группа граждан, которые отгородились от общения с другими людьми и общаются только с себе подобными. Вот на первый взгляд  дистрибьюторы сетевой компании – это некая секта, цель которой – охмурить слабовольных людей и вовлечь их в так называемые сети. Во главе секты стоят гуру – так называемые лидеры. Они устраивают шумные мероприятия, на которых используют различные методы воздействия на простых людей. Во время этих сборищ люди шумят, кричат, часто хлопают в ладоши, играет громкая музыка и так далее. Известны случаи, когда простые члены секты, наслушавшись разговоров о возможном скором обогащении, даже продавали свои квартиры, чтобы выполнить так называемые квалификации, и покупали огромное количество никому ненужного товара. Что вы можете ответить на это?

– Ну что ж, придется ответить, – вздохнула я, – хотя, признаться, столь пещерного взгляда на сетевой маркетинг давно не встречала. Давайте по порядку. Только хочу сразу оговориться: я не берусь отвечать за каждую сетевую компанию и за каждого лидера, а расскажу только о том, как обстоят дела в нашей компании, замечу, одной из самых крупных в сетевой индустрии. Что касается первого определения секты: наша компания применяет способ распространения товара и систему оплаты труда, которые отличаются от традиционных, давно существующих в бизнесе. И в этом отношении считайте, что мы – «сообщество, которое "откололось" от основного учения о труде и зарплате». Мы и трудимся, и зарабатываем по-другому. Если же говорить о наших убеждениях, то они тоже отличаются от традиционных взглядов очень многих людей. Мы считаем, что наш успех и благополучие – исключительно в наших руках, что не стоит сидеть и ждать ни от кого милости, а надо самим добиваться того, чего хочешь. Согласна, что на фоне всеобщих стонов и требований граждан к государству, правительству и президенту обеспечить их счастливое будущее наша позиция выглядит явно сектанской и непонятной.

Что касается второго определения: естественно, что мы не отгораживаемся от общения с другими людьми, наоборот, наш бизнес – это бизнес общения, и сетевики, в большинстве своем, – это открытые, доброжелательные люди. Мы пользуемся великолепной продукцией, зарабатываем много денег и хотим, чтобы как можно больше людей узнали об этих возможностях и воспользовались ими. И, наконец, по поводу шумных мероприятий, которые мы устраиваем. Вы знаете, когда я сама первый раз попала на празднование юбилея нашей структуры, все, что там происходило, показалось мне по меньшей мере странным: шум, песни, постоянные аплодисменты, на сцену выбегают люди и что-то эмоционально рассказывают, поют, танцуют, благодарят друг друга. У меня было такое впечатление, что они все немного ненормальные, честное слово. И у многих новых людей – я у них спрашивала – поначалу такое же впечатление возникает. А потом я поняла, в чем дело. Сейчас расскажу. Мой муж, он, конечно, не домохозяйка, а программист, работает в очень крупной компании. И у них время от времени проводятся корпоративные праздники, которые нужно обязательно посещать, иначе отношение к тебе будет предвзятое, не так поймут. Так вот, так случилось, что я один раз побывала на таком мероприятии. Это было что-то. Собралось несколько сотен людей с непроницаемыми серьезными лицами. Разбились по кучкам и что-то напряженно обсуждали. Вдруг – тишина. Что такое? Оказывается, появился их самый главный босс. Вот уж кто гуру, так гуру, другого слова не подберешь. Взгляд – как у голодного крокодила, на кого посмотрит, тот сразу под стол залезть стремится. Но иногда – по поводу праздничка, наверное, – босс улыбается – как вампир перед заходом солнца. Потом все расселись и начали награждать отличившихся сотрудников – каждому конвертик и несколько сопроводительных слов казенным канцелярским языком – типа «за высокие достижения в нашей области». И в ответ этот сотрудник тоже что-то мямлит, типа «рад стараться на благо родной фирмы». Идет он на место, а все кругом шепчутся, гадают, сколько он в конвертике унес. Тосты начались – содержание одно: мы самые крутые, все остальные конкуренты по сравнению с нами – ничто, всех задавим и передавим. Каждый второй тост – за здравие начальства. Если кто-то что-то смешное попытается сказать, – никто не смеется, пока самый главный ртом не дернет, типа сигнал для всех дает – можно смеяться. Мне просто физически стало душно от лицемерия и неискренности, которые висели в зале. А основное веселье началось только тогда, когда начальство удалилось в специально приготовленный для них банкетный зал, а простые сотрудники начали веселиться по известному принципу «наливай да пей». Через час все были в «состоянии нестояния», пьяно объяснялись друг другу в любви, парочками удалялись в пустые кабинеты, ругали руководство и ревели народные песни. Вот такой вот корпоративный праздничек.

– Я понимаю, о чем вы говорите, сам неоднократно наблюдал такое корпоративное веселье, но не везде же так, – возразил Иннокентий.

– Конечно, не везде, – согласилась я. – Я это к чему - праздник, на котором люди открыто выражают свои чувства, искренне радуется за себя и за других, может показаться диким только тому, для кого норма – вот такое вот «веселье». Да я сама такая была – зашоренная и закомплексованная. И слава Богу, что работа в нашем бизнесе меня от этого излечила.

И еще один момент: я не знаю ни одного, подчеркиваю, ни единого случая, чтобы кто-то в нашей компании продавал квартиры и залезал в долги, чтобы выполнить требования маркетинг-плана. Но я могу допустить, что есть люди, которые готовы на такие поступки. Вместе с тем, на мой взгляд, дело здесь не в сетевом маркетинге, а в самих людях. Вспомните, как люди продавали свои квартиры, чтобы сыграть в МММ?

– Многие, кстати, и не видят разницы между сетевым маркетингом и МММ.

– Да, к сожалению, – признала я, – не видят. А если быть более точными, не хотят увидеть. Но вы-то, Иннокентий, человек проницательный и понимаете разницу: дело в том, что в МММ в обмен на сданные гражданами деньги им выдавались билетики с портретом основателя этого лохотрона, а у нас в компании за деньги можно приобрести высококачественную – без дураков, я сама ею пользуюсь, – продукцию.

Так что сам по себе сетевой маркетинг не плох и не хорош, это экономический инструмент, которым разные люди пользуются по-разному. Молотком можно забить гвоздь, а можно дать кому-нибудь по лбу. И в нашем бизнесе есть люди и компании, которые, прикрываясь сетевым маркетингом, обманывают потребителей, всучивают некачественный товар, раздают невыполнимые обещания и так далее. И я этого не отрицаю. И с этим нужно бороться. Так же как со строителями, использующими некачественный цемент. Так же как и с жуликами, разбавляющими бензин. Так же как и с поставщиками обуви без стелек. Ну что, Иннокентий, я ответила на ваши вопросы, или какие-то детали остались непроясненными?

– Слушайте, а где вы так научились работать с возражениями клиентов? – восхищенно поинтересовался Иннокентий, – вот бы моим продавцам так отвечать.

– Пусть поработают с мое на презентациях, тоже научатся, – довольно улыбнувшись, ответила я. – У нас каждую среду в офисе проводятся открытые презентации, на которых мы рассказываем о продукции нашей компании и возможностях заработка. И приходят на эти презентации такие «кадры», и порой такие вопросики задают – тушите свет. И со всеми надо беседовать так, чтобы не испортить имидж компании. А вообще-то я много тренингов прошла, так что научилась.

– Ну, гости дорогие, не надоели ли вам хозяева? – как обычно пошутил Игорь, муж Нины, и оказалось, что время-то уже почти двенадцать.

– Ох ты, – опечалился Иннокентий, – уже уходить пора, а хотелось бы, конечно, более подробно узнать о том, как вы работаете.

– А вы приходите к нам в офис, – предложила я, – и посмотрите, как мы работаем.

– Обязательно приду, – пообещал Иннокентий. – Очень вы меня заинтересовали своим бизнесом.

«Ой, – думаю, – не только в бизнесе тут дело. Мужской интерес-то сразу чувствуется. Да и сама я, признаться, приятное томление в груди ощутила, уже почти забытое. А что – мужчина хоть куда. Недаром говорят «сорок пять – баба ягодка опять». И пофлиртовать лишний разок не помешает, так сказать, «не корысти ради, а чтобы не отвыкнуть».

Иннокентий распрощался, а я пошла на кухню помочь Ирине с посудой.

- Слушай, - сказала Ирина, утрамбовывая мусорное ведро – по-моему, тебе твой сетевой маркетинг здорово прибавил стервозности – с тобой скоро прямо страшно будет мнение свое высказывать.

- Ну, во-первых, стервозность никогда женщине не мешала, в разумных дозах, конечно, - сказала я. – А если ты имеешь в виду беседу с этой Вероникой, то с моей стороны это было проявлением не стервозности, а более отчетливой жизненной позиции. Я готова выслушать любое корректно высказанное мнение, но с некоторых пор я перестала позволять другим людям бестактно с ногами залезать на мою территорию. Иногда, конечно, я бываю резковата, но такой я себе нравлюсь больше, чем та  снулая рыбина, которой я когда-то была.

Когда мы одевались в прихожей, ко мне подошла Нина, девушка Сергея, и тихонько так спрашивает:

– А это все правда, ну, то, что вы рассказывали про свою работу?

– Конечно, правда, – отвечаю я.

– А можно я вам позвоню? Я тоже хочу, как вы, работать.

– Конечно, – улыбнулась я, – звони, приходи, вот моя визитка.

В машине было холодно, и я побыстрее включила печку. От Ирины до нашего дома мы теперь добираемся всего за пятнадцать минут – а раньше на метро тащились с двумя пересадками. Кстати, среди всего прочего, что я про себя узнала с тех пор как начала работать в нашем бизнесе – это то, что, оказывается, я могу неплохо водить машину. Раньше я приходила в священный ужас при одной только мысли о том, что я когда-нибудь могу сесть за руль. А когда купила свой автомобиль – поняла, что я и эту науку могу освоить, и езжу я лучше многих мужчин. Во всяком случае аккуратнее.

По дороге домой муж долго веселился, вспоминая перекошенную Веронику.

– Сурово ты по ней проехалась, особенно когда сказала, что об их фирме не слышала, ведь у них реклама по всему городу развешана.

– Нет, ну что, скажешь, я не права? – поинтересовалась я. – Какое она имела право рассуждать о том, о чем не имеет ни малейшего представления? Бизнес второго сорта, видите ли. Да она бы в нашем бизнесе с таким выражением лица и двух минут не продержалась. Надо было эту Веронику на место поставить, как ты думаешь?

– Обязательно, – поддержал меня муж. – Будет теперь знать, как чужим мужьям глазки строить.

– И это тоже, – призналась я. – Нам чужого не надо, но и своего мы не отдадим.

– А, кстати, о чем это вы с этим Иннокентием беседовали так долго? – ревниво поинтересовался супруг. – Я хоть и за компьютером сидел, но все видел.

– Да так, – небрежно сказала я, – заинтересовался он нашим бизнесом, я ему объясняла, что к чему. Кстати, об отдыхе, – быстро сменила я тему. – Может быть, вместе поедем в Хорватию?

– Нет, – отказался муж, – мы же с тобой об этом говорили. – Я, в отличие от тебя, столько не зарабатываю, чтобы отдыхать по три раза в год. Один раз съездили, и хватит. Так что езжай со своими дистрибьюторами.

– Эх, нет в жизни полного счастья, – вздохнула я. – Кстати, я тебе еще не говорила, что в следующем месяце к Ираиде в Смоленск еду, она трехлетие структуры отмечает.

– Привет передавай, – отозвался муж и погрузился в свои мысли. А я – в свои. Так незаметно до дому и доехали.

 

 

Размещено: 06.10.2017


Оценка: 5, Голосов: 3  


Считаете это полезным? Порекомендуйте друзьям!
 


Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь, если Вы регистрировались ранее
Елена Свитко
Книги Свитко
 
Новости
Проект MLM-Planet скорбит в связи со смертью Александра Синамати
30.06.2017

Проект MLM-Planet и все благодарные читатели скорбят о невосполнимой утрате Сегодня ночью - 30...

 
Счётчики

 
Авторизация
Логин:
Пароль:
Входить автоматически

Забыли пароль?

Регистрация

 
Объявление
 
Батулин Юрий
 
Подбор книг

Название

Категория

Цена
от    до

 
Новинки

Юрий Батулин «ЭНЦИКЛОПЕДИЯ САМОИСЦЕЛЕНИЯ»
Мечта здорового человека — жить, не мытарясь по больницам, как и мечта больного —...

Цена: 165 грн.
 

Юрий Батулин и Людмила Хавикова «Откровение двоих, победивших рак. Много лет спустя» Юрий Батулин и Людмила Хавикова «Откровение двоих, победивших рак. Много лет спустя»
На фоне опасных тенденций в сфере земного существования, здоровья и социума, книги из серии...

Цена: 165 грн.
 

Юрий Батулин «УМИРАТЬ НЕ СПЕШИТЕ» альтернативная онкология
Книга Батулина «Умирать не спешите» в единстве с «Энциклопедией...

Цена: 160 грн.
 

Елена Свитко «Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней» Елена Свитко «Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней»
Предлагаемая книга известной украинской целительницы, врача-микробиолога и натуропата Елены...

Цена: 185 грн.
 
Заработай на своём сайте! |