Женщина, которая живет (Том 2). Глава 3


 

 

Глава 3

В офис мы приехали в пяти часам, а в шесть собрался наш Совет Директоров. Сегодня мы обсуждали, какой объявлять промоушн на следующие три месяца. Заседали часа два, потом народ разошелся по домам, а мы, несколько человек, остались в Директорской комнате, чтобы окончательно утрясти график проведения презентаций. Да еще Нина Петровна из параллельной ветки изучала распечатку своей структуры.

– Ты когда в Смоленск едешь? – поинтересовалась Настя.

– В следующем месяце. Давай вместе поедем, – предложила я, – Ираида, знаешь, как обрадуется.

– Пожалуй, можно, – согласилась Настя, – а потом давай ты со мной в Новосибирск слетаешь, мне надо там со структурой поработать, а ты как вышестоящий спонсор на них посмотришь, и они на тебя. А потом неделька свободная будет, думаю, может быть, нам съездить отдохнуть куда-нибудь?

– Давайте в Турцию поедем, – предложила Варвара.

– Опять в Турцию, – поморщилась Вика, – столько мест интересных в мире, а эту Турцию я уже вдоль и поперек знаю.

– Да тебя в Турцию вообще пускать нельзя, – поддела я Вику, – продавцы на рынке до сих пор придти в себя не могут.

– А что там с тобой было? – заинтересовалась Алевтина, которая в Турцию с нами не ездила.

– А было вот что, – вспомнила Варвара. – Мы там отдыхали и учились, ну и конечно, выезжали на «шоппинг», короче говоря, за покупками. А в Турции – всем известно – принято торговаться. У них там сплошной частный сектор, и цены каждый продавец «от балды» устанавливает. И вот подходишь ты и спрашиваешь, сколько стоит, например, юбка. Продавец говорит – тридцать долларов. И вы начинаете торговаться: он тебе доказывает, что вообще-то юбка стоит пятьдесят и только ради твоих красивых глаз он готов продать ее за тридцать, а ты выпучиваешь свои красивые глаза и отвечаешь, что готова взять ее за десять, иначе уйдешь; он хватается за голову, ты разворачиваешься и делаешь вид, что уходишь, в результате сходитесь на пятнадцати баксах. То есть цену можно сбить почти на половину, если хорошо поторговаться, а то и побольше. А мне удавалось и три четверти цены сбить, люблю я это дело – торговаться на рынке.

– А для меня, например, это совершенно новый опыт был, – вспомнила я турецкий рынок. – Я раньше торговаться не умела и стеснялась. А в Турции попробовала и поняла, что я и это могу.

– А я вообще этот процесс рассматривала не как возможность выгадать несколько долларов, а как шанс побороться с чужим влиянием, – сказала Настя. – Очень интересный психологический тренинг в реальных условиях.

– Ну так вот, представляешь, – продолжила Варвара, – нас троих уже на рынке хорошо знали, мы туда почти каждый день наведывались, а Вика с нами не ходила. И вот в предпоследний день решает она посетить рынок. Подходит к прилавку нашего знакомого мальчика, Азыром его звали, меряет какой-то платочек, смотрит на себя в зеркало и говорит: я беру это, сколько стоит? Азыр называет цену и становится в стойку, типа сейчас торговаться начнет. И тут Вика царственным жестом извлекает из кошелька баксы и, не говоря ни единого слова, платит. Азыр в шоке – ничего понять не может, ему все удовольствие испортили, а наша красавица, не удостоив знойного турка даже взглядом, королевской походкой двигается дальше. И у каждого прилавка повторяется та же сцена. Сколько она денег там переплатила – уму непостижимо.

– А зачем ты так делала? – спросила Алевтина у Вики.

– Да я им уже объясняла, – лениво потягивая чай, ответила Вика. – Для меня торговаться на рынке с продавцом означает выйти из своего образа. Я женщина обеспеченная, одеваюсь обычно не на вещевом рынке, а в фирменных бутиках, расплачиваясь при этом кредитной карточкой. Посещение турецкого рынка для меня – это экзотика. Если мне что-то понравится, я могу, конечно, купить, но при этом не хочу играть по правилам, которые приняты на рынке. Спорить с продавцом из-за нескольких долларов и радоваться, что выбила из него скидку, означает встать с ним на один уровень. Оно мне надо? Я просто плачу и забираю понравившуюся мне вещь.

– А продавец думает: вот дура попалась, – прокомментировала Варвара.

– А вот то, что думает обо мне продавец на турецком рынке, волнует меня меньше всего, – парировала Вика. – Главное, что я о себе думаю. А насчет поездки, я предлагаю Хорватию, там, говорят, такая красота…

– Точно-точно, – поддержала я Вику, – мне мои друзья тоже рассказывали, что там замечательно.

– И, кстати, великолепные условия для семейного отдыха, можно с мужьями и детьми поехать, – предложила Алевтина.

– Ну, вот еще, – опять не согласилась Вика, – в Тулу со своим самоваром ехать. На месте найдем.

– Ты в Испании, помнится, нашла, – напомнила Вике Настя и многозначительно на нее посмотрела.

Эта история тоже характерна для Вики: мы в прошлом году отдыхали в Коста дель Соль, и Вика в первый же день закадрила одного знойного испанца. Они мило поворковали, испанец угостил Вику коктейлем, и они исчезли. В следующий раз мы увидели Вику дня через три с темными кругами под глазами, и на вопрос, пойдет ли она купаться, Вика с юмором спросила: а что здесь есть море? Утешало только одно – что испанец выглядел еще хуже. Но главное было в том, что Вика, увлекшись амуром, забыла про свою лекцию, которую должна была читать на учебе, за что мы ее дружно подвергли осуждению. Вика же вяло отбивалась от наших упреков и в свое оправдание ссылалась на то, что последние полгода спала исключительно с каталогом по продукции и что «завидовать надо молча».

– Я со своим мужем не поеду, – сказала Варвара, – я от него дома устала, так еще он и в отпуске будет бурчать и глаза мне мозолить.

– А я хочу с мужем поехать, а он отказывается, – пожаловалась я, – говорит, мне неудобно за твой счет ездить, а сам я столько не зарабатываю.

– Ну, ты даешь, подруга, – отозвалась Варвара, – и ты еще жалуешься. Тебе, считай, крупно повезло с мужиком.

– Это я знаю, – с достоинством ответила я и тут же поспешила уточнить, – а в чем именно мне повезло?

– Да в том, что он спокойно относится к тому, что ты больше него зарабатываешь. Я со своим, мне кажется, скоро разводиться пойду, так он меня достал.

– А чем он тебя достал? – поинтересовалась Алевтина.

– Да никак не может пережить, что я столько денег домой приношу.

– А что ему не нравится?

– Вот это и не нравится. Он привык, что всю жизнь я у него с ладони ела, основным-то добытчиком муж был. И жили мы не скажу, чтобы в особом достатке, не шиковали, короче, как все – от зарплаты до зарплаты. Но деньгами у нас в семье муж распоряжался, я без его разрешения лишнюю копейку потратить не могла. И вот попадаю я нашу компанию и очень скоро начинаю зарабатывать денежки, и чем дальше, тем больше. Ну, и, соответственно, появляется возможность тратить эти деньги, причем, на себя, любимую. У нас ведь как: если появились деньги – думаешь, прежде всего детям нужно что-нибудь купить, потом – мужу, ну а уж если что останется, то можно и себе. До сих пор помню, как туфли себе с первого чека покупала. У меня долгое время вообще было только две пары туфель – на каждый день и выходные. Как у Тома Сойера два костюма – «этот» и «тот, другой». И пока одна пара туфель окончательно в негодность не придет, я себе другую купить не решалась. А тут пришла в обувной магазин и купила себе три пары, просто так, потому что понравились. И десять пар колготок купила, а все свои старые выкинула. И поклялась страшной клятвой, что никогда больше штопаные колготки не надену, даже под брюки. С этого поступка у меня, считайте, новая жизнь и началась.

– Ну, а муж что? – поинтересовалась Алевтина.

– Что, что, поначалу ничего не говорил. Только хмыкал недовольно, мол, ерундой занялась, кому все это нужно, опять вечером тебя не будет и так далее. Через год я уже не просто больше него зарабатывала, а на порядок больше. Я радуюсь, говорю ему, мол, теперь у нас есть возможность купить то, что раньше не могли, а муж, наоборот, недоволен. И чем больше я зарабатываю, тем больше он недоволен.

– Так чем он недоволен-то? – не поняла Наташа.

– Это у него комплекс слесаря Гоши, – сказала Настя, – помните, фильм «Москва слезам не верит» – недавно опять по телевизору крутили. Как он там выражался: «если жена получает больше мужа, то это уже не семья». Дело в том, что когда жена сама зарабатывает деньги, она получает возможность выйти из-под влияния мужа и самостоятельно принимать решения. – А мужчина, как правило, этого не хочет допускать. Ему приятно чувствовать, что женщина от него зависит.

– Ну, девчонки, с другой стороны, мужчин тоже можно понять, – выступила я в защиту обижаемой половины человечества. – Они привыкли, что во все времена были добытчиками. Представьте себе, как в какой-нибудь доисторический период питекантроп возвращается к себе в пещеру и видит – на стене записка нацарапана: милый, я теперь бивни мамонта распространяю и у меня презентация в соседнем племени.

– Конечно, – согласилась Настя, – так веками складывалось, что женщина сидела дома и грела семейный очаг. Но времена-то меняются, и мы, слава богу, не в пещерах живем.

– Зато менталитет у многих мужиков остался такой же, как у питекантропов, – сказала Варвара. – Вот я этим Гошей в молодости восторгалась, потом только поняла – ведь несчастный он и закомплексованный мужик, и психология у него примитивная. Знаете, что меня больше всего убивает? Сам-то живет в соответствии со своей философией: он слесарь, доволен своей жизнью, и считает, что находится на своем месте. С одной стороны, такая позиция вызывает уважение. Но при этом будь последователен: позволь своей жене тоже жить и работать так, как она этого хочет. Сам не хочешь расти – твое дело, но жену насильно ниже себя не держи. Катя – социально адаптированная и успешная женщина, руководитель комбината, казалось бы, гордиться такой женой надо и радоваться за нее. А что он делает, когда узнает об этом? Да то же, что и большинство мужиков, – хватается за бутылку, с которой привык решать все проблемы.

– Ну, вы прямо на святое покусились, - с возмущением сказала я, - как вы можете так говорить о воплощении мечты миллионов советских женщин? Если хотите знать, Гоша и моим идеалом был – очень хорошо помню, как слезы глотала – вот бы и мне такого.

- Ага, а теперь представь себе, – предложила Вика, - что ты его получила и стали вы жить вместе. И ты на все свои жизненные инициативы получаешь в ответ его коронную фразочку: «я все и всегда буду решать сам на том простом основании, что я мужчина». Ты готова к этому?

- Честно говоря, нет, - покачала я головой.

- Ну то-то же. Недаром в сказках все заканчивается свадьбой главных героев, а что потом происходит - покрыто мраком тайны. И в этой оскаровской сказке у них ни черта не получится с семейной жизнью. Катя не сможет смириться с тем местом в семье, которое для нее отводит этот Гоша, а его идеал женщины - босая, беременная и на кухне.

– А вот мне кажется, что все у них было бы хорошо,  - сказала Наташа. – Ведь женщине, кроме свободы и независимости, любовь нужна. И чтобы ее любили, нужно. А иначе вся эта свобода и независимость и не нужны совсем.

Вот у меня в структуре Вера работает. И умница, и работящая. Так она со своим первым мужем десять лет прожила, двоих детей вырастила, а потом вдруг поняла, что практически с чужим человеком живет. То ли быт заел, то ли обиды накопились, но разлюбила она его и все тут. А с нелюбимым, пусть даже успешным и зарабатывающим, не каждая может жить. Ну, разошлись они, время прошло. Встретила она человека. Говорит, от счастья первое время с ума сходила, и ее, и детей ее любит, заботится. Вот только как работал он в своем НИИ, так и работает. Инженер он, технарь, но работу свою после Верки больше всего на свете любит. Даже в выходные какие-то формулы пишет, рисует что-то. Денег, конечно, не хватает – какая в НИИ зарплата! Вот Верка к нам и пришла – подработать. Стало у нее получаться, деньги появились. Видит она, что неуютно ему, оттого что не может он семью содержать, говорит, хочешь, давай брошу свой НИИ, найду себе работу поденежнее. А в глазах тоска такая, что у Верки рука не поднимается согласиться. Какая, говорит, разница, у кого именно зарабатывать получается. Все заработанное-то наше, общее.

Но главное-то не в этом. Просто Вера на своем печальном опыте с первым мужем поняла, что для нее самое необходимое условие счастья – не достаток в семье, а ее любовь. Вот она свою любовь и бережет. А вы вспомните, как мы, женщины, влюбляемся. Нам сначала все в человеке нравится, привычки его милыми кажутся. Это уж потом они раздражать начинают… Вот и получается: хочешь быть счастливой, принимай его таким как есть, интересы его уважай. А не можешь, – лучше сразу другого искать, а то только время потеряешь.

– Можно, кстати, иногда и порадовать его, подыграть мужскому самолюбию, – продолжила Алевтина. – Мой муж, например, до сих пор не подозревает, что я в компьютере хорошо разбираюсь. Я все время прошу его электронную почту отправить. Это как игра такая. Он побурчит, что десять раз объяснял, дурехой назовет, поцелует. Приятно ему, что я без него обойтись не могу.

- Да, это как в анекдоте, – вспомнила я. – Сидят две женщины, выпускницы мехмата, доктора наук, лауреаты госпремии и обсуждают теорию относительности Эйнштейна. Вдруг одна другую толкает и говорит: «Тише, наши мужья идут, давай про "Санта-Барбару"».

- Кстати, я где-то вычитала, - сказала Наташа, - что женщина после 30 должна обязательно или быть дурой или грамотно прикидываться. Тогда муж будет больше денег зарабатывать.

–  В этом что-то есть, - задумалась Алевтина, - умной женщине вообще тяжело жить на свете, а дурочкам жить проще: уровень притязаний невысок, им всегда все прощают, мол, что с дуры возьмешь, им все помогают, а умная всегда сама тянет.

– Это, конечно, так, – возразила Варвара, – но зато умной всегда хватит мозгов, чтобы прикинуться дурочкой. А вот дура умную никогда не изобразит.

– Да не хочу я дурочку изображать, вдруг возмутилась Вика. - Зачем мне надо? Женщина должна знать себе цену.

– Ага, и еще хорошо бы, чтобы на тебя спрос был, – вздохнула Наташа.

– Вот у тебя, Варя, муж недоволен, что ты больше его зарабатываешь, – оторвалась от изучения распечатки Нина Петровна, – а вот мой бывший, наоборот, очень даже доволен был, что я его содержу. Как перестройка началась, их контора развалилась и с работы его поперли. И я тогда не работала, с детьми сидела. Ну, конечно, неприятно все это, но я-то как думала – здоровый мужик, найдет себе работу. Поначалу он и правда куда-то ходил устраиваться, знакомые и друзья ему что-то предлагали, но ему все не подходило. Я, говорит, ценный специалист, а то, что мне предлагают, не соответствует моему уровню. Я переживаю, что у мужа трудный период в жизни, надо с ним поделикатней, обращаюсь с ним, как с хрустальной вазой. Потом у него болячки какие-то обнаружились, а когда мужик болеет, это все, тушите свет. Начал по поликлиникам ходить, рентгены, флюорографии, группа здоровья. Ну, время идет, деньги, какие у нас в заначке были, заканчиваются, и я начинаю понимать, что единственное место, которое его уровню соответствует, – это наш диван. Вот он с утра банку трехлитровую пива берет, перед телевизором устраивается и начинает ругать все, что на экране показывают. Типа, загубили страну, людей по миру пустили, науку развалили, искусство распустили, здравоохранение разворовали, ну и так далее. Я поначалу-то ему сочувствовала даже, но особенно сочувствовать некогда было – у нас, между прочим двое детей, которым папины душевные метания по барабану – они кушать хотят, причем несколько раз в день, и одевать их надо, тетрадки и игрушки покупать. Устроилась я на работу, причем долго не выбирала, потому что денег-то совсем уже не было. Потом на вторую работу пошла. А мой все лежит, здоровье поправляет. Кстати, благодаря его здоровью я добавками-то и заинтересовалась – чтобы ему как-то помочь. Подписала контракт, сначала для мужа брала добавки, потом знакомым предложила, ну и сама не заметила, как начала неплохие деньги зарабатывать. Мой мужик поздоровел, добавки-то ему на пользу пошли, сердечно-сосудистая система как часы работает, желудочно-кишечный тракт пивко перерабатывает, причем не отечественное, а импортное, благо денег-то я стала больше получать. По дому он как ничего не делал никогда, так и не начал делать. Привык, что когда он с работы приходил, все уже шкворчало, кипело, кругом чистота, и жена на пороге с тапочками в зубах. Короче, в один прекрасный момент я вдруг себя спросила – а на фига мне такой муж? Только для того, чтобы он был? Подумала я, поразмышляла, и подала на развод.

– Ну и правильно сделала, – одобрила Вика. – А то мы вечно думаем, что лучше иметь хоть никудышного, но своего мужика. Надо себя сначала любить, а мужчину уже потом, иначе он начнет воспринимать тебя как собственность, как приложение к себе.

– Ты у нас, Вика, прямо знамя феминизма, – иронично заметила Настя.

У Катьки Ершовой аналогичный случай был, – сказала Варвара. – У нее муж из армии ушел по выслуге, пенсия маленькая, а ничего больше он делать не умеет. Привык всю жизнь – равняйсь, смирно, вольно. А тут – бац – и отбой. Вот и припал он к стакану, выпьет и начинает пьяные истерики: я – советский офицер, я командир, мне стыдно, что меня жена содержит. Но это ему после стакана стыдно, а протрезвеет – стыд как рукой снимает. А Катька тем временем полы в поликлинике драит – по три часа в день после основной работы, и ей не стыдно. Я ему как-то выдала – говорю, если ты офицер, как ты можешь допустить, чтобы твои дети голодали? Порядочный офицер или найдет способ зарабатывать деньги или застрелится от стыда. Но вот такие истерики закатывать не будет. Слава богу, он пить бросил, а потом Катька его приспособила – продукцию из Москвы возить, теперь он складом занимается.

– Ну, женщины вообще быстрее приспосабливаются к переменам, – сообщила Настя, – а у мужиков психика ригидная.

– Какая-какая? – заинтересовалась Вика.

– Ригидная, то есть негибкая. Женщина – как моторная лодка, руль чуть-чуть повернул, и она уже в другую сторону потарахтела. А мужики как авианосцы – тяжелые и неповоротливые. Конечно, им непросто приходится, кто спорит. Действительно, как должен реагировать муж на то, что его жена нигде официально не трудится, на работу не ходит, вечерами красится, делает прическу, надевает нарядное платье и заявляет, что пошла на презентацию. Часами болтает по телефону с подругами, время от времени ездит в другие города якобы на семинары по продукции и за все это получает в десять раз больше чем мужик, который с утра до вечера корячится на своей работе.

– Если мужик умный, то должен понять, что твоя высокая зарплата – не недостаток, а достоинство, и твои успехи должны, в свою очередь, вдохновлять его на трудовые подвиги, – заявила Вика.

– Фантастика – в соседнем отделе нашего книжного магазина, – ехидно прокомментировала я. – У меня, например, такая ситуация: мой муж абсолютно спокойно воспринял мою новую работу, более того, даже поддержал меня морально на первых порах; по-моему, он не комплексует, что я больше, чем он, зарабатываю, даже радуется, что у меня есть возможность не считать деньги и тратить как мне заблагорассудится. С другой стороны, на подвиги его тоже не тянет. И вроде бы у нас с ним все нормально, тьфу, чтоб не сглазить: мы, например, редко ругаемся, он не устраивает мне сцен, когда я уезжаю куда-то. Но дело в том, что мы с ним живем разной жизнью и все больше отдаляемся друг от друга. Когда я начала работать в нашей компании, то вдруг поняла, что мне очень много надо в жизни, причем я не только материальные блага имею в виду. Я хочу путешествовать, ходить по театрам, в рестораны, ну и так далее. И хочу это делать не одна, а с мужем. А моему мужу вполне хватает того, что у него есть. Он зарабатывает несколько тысяч рублей в месяц, я – несколько тысяч долларов. По ресторанам я хожу с подружками, потому что на его зарплату в ресторан не сходишь, а на мои деньги он идти не хочет. Он занял свою нишу в жизни и не стремится ничего менять, а я все время меняюсь, и мне хочется, чтобы он занимал более активную жизненную позицию, что ли, короче не знаю, чего, но чего-то хочется.

– Ну да, то ли музыки и цветов хочется, то ли зарезать кого-нибудь, – процитировала Настя известный фильм. – Беда в том, что мы, женщины, по своей природе очень противоречивые создания. Вот взять нас с вами: с одной стороны, мы сильные волевые бизнес-леди, мы добились успеха, в том числе материального, мы можем не зависеть от мужчин и нам это нравится, правильно?

– Конечно,  – хором подтвердили мы.

– Но при этом мы не прочь побыть мягкими и пушистыми, а от мужчин ждем проявления силы и мужественности. Мне, например, с детства внушали, что женщины должны быть слабыми и нежными, а мужчины – сильными, уверенными, принимающими решения. И с этой установкой я выросла. Как в песне поется: «Если бы ты знал женскую тоску по сильному плечу». И вот в моей жизни появился обладатель этого сильного плеча. И сказал то же самое, что этот Гоша своей Кате: я все буду решать сам на том простом основании, что я мужчина. А твое дело, женщина, рожать детей, готовить, убирать и стирать. Так что вы думали? Несколько лет я прилежно рожала, готовила, стирала и убирала, а потом мне это все надоело, и я начала бухтеть, мол, я тоже личность, я не хочу запирать себя в четырех стенах, чего это он мне будет указывать, что и когда делать, и так далее. Оказалось, что я тоже имею собственное мнение, которое не всегда совпадало с мнением моего супруга, но права голоса у меня в семье не было. Итог: разругались, развелись и стала я сильной женщиной. И все вопросы начала решать сама. И оказалось, что у меня неплохо получается, я многое могу и умею. Вышла замуж во второй раз. Ну, вы моего мужа видели – спокойный, нормальный мужик, но круг его жизненных интересов ограничен одной маленькой научной проблемой, которую он, я полагаю, будет решать всю свою жизнь. До всего остального ему абсолютно нет дела, поэтому все жизненные проблемы продолжаю решать я. С одной стороны, казалось бы, радуйся, тебе все карты в руки, а вот иногда я ловлю себя на мысли, что надоело мне быть сильной женщиной, а хочется, чтобы рядом было твердое плечо, мужчина, который решал бы за тебя все вопросы. Потом думаю: стоп – ведь был же у тебя такой, ты же сама от него сбежала. Спрашивается, какого рожна мне надо?

– Ой, Насть, извини, что я тебя прерываю, – вмешалась Нина Петровна, – ты прямо в точку попала. У меня подруга есть Зинка Тютчева – с института мы с ней дружим, я у нее и свидетельницей была на свадьбе. Господи, сколько ж лет назад это было, ладно, суть не в этом. Жених у нее был, Жора – парень с нашего факультета – красавец писанный, гордость курса, на гитаре играет, песни поет, кудри вьются, в общем, все девчонки Зинке завидовали и я, чего уж греха таить, тоже. Короче, поженились они, Зинка родила, я тоже замуж вышла, но мы с ней время от времени встречались, новостями обменивались. Спрашиваю, как вы живете-то? Она говорит, с одной стороны, хорошо живем. Все в доме есть, Жора зарабатывает много, сына любит, правда, здорово за воротник закладывает. Причем он не алкоголик, который напьется и под забор, а, как он про себя говорит, «гедонист».

– Кто? – переспросила Наташа.

– Гедонист. Жизнь, короче, любит во всех ее проявлениях. Пьет чаще всего на работе, с друзьями-бизнесменами, и когда выпьет, не буйный, не дерется, а наоборот веселый и щедрый становится, приезжает с цветами и подарками, любви требует. А иногда не требует, потому что уже кого-то на стороне полюбил. И вот такая жизнь Зинке активно не нравилась. Начала она его пилить, мол, хватит пить, хватит гулять. И в какой-то момент допилила и уговорила закодироваться. Хотя, повторяю, алкоголиком он не был. И что вы думаете? Перестал мужик пить, то есть совсем, даже рюмку на празднике не пригубит. Зинка радуется, мол, жизнь сейчас резко переменится в лучшую сторону. И жизнь у нее действительно переменилась. Только не в ту сторону, в какую ей хотелось. Из щедрого, готового к широким жестам мужчины Жора превратился в отчаянного скупердяя, экономящего каждую копейку. И если раньше он приезжал домой навеселе, и веером раскидывал деньги на ковре в гостиной, то сейчас запирается в туалете и по несколько раз их пересчитывает. А потом прячет куда-то. Естественно, никаких подарков он ей больше не делает, типа экономить надо, у тебя и так все есть. Цветы теперь только строго по расписанию: три тюльпана на восьмое марта и три гвоздики на день рождения. Правда, сбылась ее главная мечта – он перестал ходить по бабам. Раньше просто беда с этим была, ни одной юбки не пропускал. А с другой стороны, он и на нее внимания никакого не обращает, и теперь они Новый год чаще встречают, чем сексом занимаются. В общем, рассказала она мне все это, а потом задумчиво так говорит: хоть бы он пить начал, что ли. Представляете? Вот, думаю, надо ее к себе в структуру пригласить, пусть нашим бизнесом займется.

– Ага, и тогда они точно разведутся, – предположила Варвара.

– Да, сетевой маркетинг, оказывается, – это угроза для семейной жизни, – задумчиво сказала Наташа.

– Сетевой маркетинг – это лишь катализатор, который ускоряет любые жизненные процессы, в том числе и отношения в семье, – сказала Настя. – Я знаю много семейных пар, которым наш бизнес помог вывести их отношения на новый, более высокий уровень. А есть семьи, которые не выдержали испытаний и развалились. Но сетевой маркетинг – лишь лакмусовая бумажка, которая проявляет все скрытые противоречия в семье. Дело в том, что наш бизнес дает женщине возможность ощутить себя самодостаточной личностью и понять, что у нее есть свои интересы в жизни – не только семейные – мужа и детей, а еще и свои собственные. И если ее близкие и муж в первую очередь не готовы увидеть и признать эти перемены, тогда возникают конфликты. А вообще, если отношения в семье основаны на любви и уважении, то никакие изменения в жизни одного из супругов не могут повлиять на эти отношения. Ведь они как бы одно целое, поэтому и радость, и беда – общие. А вот если этого нет, – возможны варианты, о которых мы тут говорили. Но все они ведут к одному – к разрушению семьи.

– Ну и что делать, если вот такие противоречия обнаруживаются? – спросила я.

– Ну, если противоречия, как говорится, несовместимы с жизнью, то есть ты понимаешь, что у тебя и твоего партнера диаметрально противоположные взгляды на то, как надо жить вместе, и мужчина абсолютно не соответствует твоим ожиданиям, то стоит, наверное, расстаться и искать другого. При этом помнить, что другой человек не обязан соответствовать чьим-то идеалам, и если он не соответствует, то это проблема того, кто себе идеалы создает. И надо сказать себе, что идеального мужчины в природе не существует. Да и ты, в общем-то, не идеальная женщина. И если ты живешь с этим мужчиной, значит это тебе зачем-то надо. Попробуй подумать – зачем, а когда поймешь, принимай его таким, какой он есть. Но, к сожалению, большинство семейных пар выбирает третий вариант – годами бодаются, пытаясь переделать друг друга. А это бесполезно.

– Короче говоря, – вздохнула Нина Петровна, – как в анекдоте: женщина публикует объявление в газете: «умного, нежного, внимательного, работящего, щедрого, непьющего мужчину хотелось бы хоть раз просто увидеть».

- Да, по отдельности все это присутствует, но чтобы все в одном флаконе, так, конечно не бывает, - сказала я. – Настя права – с иллюзиями надо расставаться. Последнее мое расставание связано с подарками на всевозможные праздники. Двадцать лет нашей семейной жизни, когда муж интересовался, что я желаю получить на день рождения, 8-е марта или годовщину свадьбы, я делала загадочное лицо, надувала губки, и говорила «догадайся сам», или «я хочу чтобы это был сюрприз». Наконец  подумала – ну что я хочу от бедного мужика?  Я и сама-то не знаю, чего мне надо, когда в магазин захожу. А уж у мужчины тем более мозги плавятся. И зачем его мучить? И я стала поступать иначе: говорю ему приблизительный набор того, что я хочу получить и называю магазины, в которых это можно найти. И все счастливы. Теперь еще осталось приучить, чек не выкидывать, чтобы вещь обменять можно было, если не подойдет.

- Да, ты права, мужиков надо хотя бы иногда жалеть. Я вообще  недавно прочитала, что у мужчин тоже бывают критические дни, - поделилась информацией Наташа.

– Да ну? – обрадовалась Вика, – ты смотри, есть все-таки на свете справедливость.

– Да, – подтвердила Настя, – когда уровень тестостерона в организме понижается, то мужчина становится раздражительным, у него бывают перепады настроения, он начинает ко всему придираться – то ему рубашки не так погладила, то суп невкусный, а то плюхается на диван и засыпает под телевизор.

– Ну, если так, то у моего весь месяц критические дни, – сказала Варвара, – его постоянно что-то не устраивает.

– Кормить их лучше надо, – посоветовала Алевтина, – побольше клетчатки и белка давать – природные антидепрессанты.

– Слушай, а как бы этих фригидных мужиков к нам в бизнес затащить, да побольше,– мечтательно произнесла Вика.

– Не фригидных, а ригидных, – поправила Настя.

– Да какая разница, – отмахнулась Вика. – Слушайте, а давайте делать презентации специально для мужчин.

– А что, хорошая идея, – сказала я, – только надо как следует продумать, как и что говорить на этих презентациях. Может быть, проведем специальное занятие: позовем какого-нибудь знакомого мужчину и будем на нем отрабатывать приглашение в бизнес.

– А кого позовем-то?

– Есть такой мужчина, – говорю, – и как раз он хочет побольше узнать о нашем бизнесе.

– Ну и отлично, звони ему и приглашай, – постановили все присутствующие.

– Так мы все-таки не решили – куда же отдыхать поедем? – напомнила Алевтина.

– Едем в Хорватию, – решительно сказала я, – а если муж не поедет, то я найду с кем отдохнуть.

– Вот это правильно, – поддержала меня Вика.

 

Размещено: 09.11.2017


Оценка: 5, Голосов: 2  


Считаете это полезным? Порекомендуйте друзьям!
 


Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь, если Вы регистрировались ранее
Елена Свитко
Книги Свитко
 
Новости
Проект MLM-Planet скорбит в связи со смертью Александра Синамати
30.06.2017

Проект MLM-Planet и все благодарные читатели скорбят о невосполнимой утрате Сегодня ночью - 30...

 
Счётчики

 
Авторизация
Логин:
Пароль:
Входить автоматически

Забыли пароль?

Регистрация

 
Объявление
 
Батулин Юрий
 
Подбор книг

Название

Категория

Цена
от    до

 
Новинки

Юрий Батулин «УМИРАТЬ НЕ СПЕШИТЕ» альтернативная онкология
Книга Батулина «Умирать не спешите» в единстве с «Энциклопедией...

Цена: 160 грн.
 

Елена Свитко «Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней» Елена Свитко «Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней»
Предлагаемая книга известной украинской целительницы, врача-микробиолога и натуропата Елены...

Цена: 185 грн.
 

Юрий Батулин «ЭНЦИКЛОПЕДИЯ САМОИСЦЕЛЕНИЯ»
Мечта здорового человека — жить, не мытарясь по больницам, как и мечта больного —...

Цена: 165 грн.
 

Юрий Батулин и Людмила Хавикова «Откровение двоих, победивших рак. Много лет спустя» Юрий Батулин и Людмила Хавикова «Откровение двоих, победивших рак. Много лет спустя»
На фоне опасных тенденций в сфере земного существования, здоровья и социума, книги из серии...

Цена: 165 грн.
 
Заработай на своём сайте! |