Юрий Батулин «УМИРАТЬ НЕ СПЕШИТЕ» альтернативная онкология


Цена: 160 грн.

В корзину

Книга Батулина «Умирать не спешите» в единстве с «Энциклопедией самоисцеления» (2007) и «Откровением двоих, победивших рак. 15 лет спустя» (2008) — это трилогия о здоровье, претендующая на мировой бестселлер.

Книга рассчитана на широкий круг читателей, заинтересованных в познании жизни и здоровья, альтернативной медицины и безлекарственного восстановления организма, а также на специалистов (онкоисследователей, онкопсихологов, врачей, целителей)

Особенность книги в сенсационной информации и необычности стиля изложения материала. Автор с учеником, в поиске истины, идут по «следу» первого человека, отслеживая механизм нездоровья от первых его ошибок до появления тяжелого (онкологического) заболевания.

Причины возникновения рака автор мастерски выводит из проблемы жизни, нейтрализуя тем самым у читателей страх, познавательным интересом к информации.

Для лекарственной онкологии книга — информационная «бомба», хотя вся ее информация в пользу здоровья, больных и медицины.

Автор считает, что существующая система лечения, не смотря на ее международный статус, неэффективна и опасна, в связи с антипротозойной стратегией лечения рака.

Для мировой онкологии данная система выгодна и удобна, для больных — неудобна и, в связи с перегруженностью ее токсичными средствами лечения.

Автор подтверждает свои выводы фактами.

В книге введена «персональная страница», где о себе рассказывают онкобольные (двенадцать видов рака), официально признанные в свое время безнадежными и неизлечимыми.

 

Освоив самолечение, с помощью уникальной методики автора, живут они без лекарств по 7-10-15-17 лет, что позволило впервые ввести и обосновывать, не характерные для современной медицины понятия: “Альтернативная онкология» и «Самолечение онкобольных».

Глава из книги

Если мы станем продолжать такое лечение, мы убьём пациента раньше, чем его опухоль.
Линус Паулинг
, лауреат Нобелевской премии (США)

 

АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ВИДЕНИЕ ОНКОСИТУАЦИИ

 

Экстремальная ситуация может возникать мгновенно, а может развиваться годами и даже столетиями. На мгновенный экстрим человек реагирует мгновенно, к затяжной опасности может привыкнуть и позволить ей развиться до катастрофы. Онкоситуация — это «бомба» замедленного действия...


Опасностью № 1 в сфере здоровья является рак.

Онкология — это экстремальная ситуация мирных дней, потенциальная угроза для здоровых и смертельная опасность для онкобольных.

Начало третьего тысячелетия оказалось тревожнее, чем ожидало человечество.

Рак, выиграв вековое единоборство с мировой медициной, перешагнул порог XXI века и продолжает отвоёвывать жизненное пространство не только в среде здоровых клеток человека, но и среди здоровой части человечества.

1. Рак бросил вызов мировой науке. Онкоклетка, находясь под «микроскопом» учёных более 150 лет, не потеряла присущих ей качеств под воздействием самых современных средств лечения. Это довольно редкое явление в Природе.

Многообещающие заявления учёных последнего столетия о победе над раком оказались пустыми словами, а рекламированные лекарства — фикцией, оформленной под рекламу. Красноречие учёных медицины с трибуны заканчивается, когда разговор доходит до рака.

В обществе всё меньше верят обещанию учёных. Онкобольные не имеют возможности ждать десятилетиями.

2. Рак сильнее современной медицины. По итогам последнего столетия, единоборство медицины с раком проиграно полностью.

Это бесспорный факт, не вызывающий ни у кого сомнения, потому как подтверждён не только временем, но и результатами лечения онкобольных.

Ни одним из государств за 100 последних лет не заявлено о победе хотя бы над одним видом рака.

3. Существующая система лечения онкобольных поставлена под сомнение.

Названное выше позволяет назвать систему несостоятельной, как и средства воздействия на рак, используемые в онкологии.

Рак не дрогнул перед такими «авторитетами» онкологии, как скальпель, химиотерапия и облучение. Адаптировавшись к ним, болезнь «научилась» использовать их убойную силу в своих (разрушительных) интересах.

Организм онкобольного, ослабленный физически, психологически и имунно, не в силах противостоять атаке с двух сторон: прогрессирующей болезни и опасных средств лечения. У больного на это не хватает ни физических сил, ни энергии. О противодействии — говорить не приходится.

В онкологии об этом знают давно, в обществе - только начали догадываться.

По расчётам ВОЗ должно быть не меньше 5% от ВДП.

Интервью главного онколога Украины газете «Сегодня» (5. 02. 2009).

Согласно последних данных в Украине «в 50% случаев рак излечим. Если выявить онкозаболевание на первой стадии, то в 90-100% случаев, во второй — 70-80%, в третьей - 35%, в четвёртой - 10-12%».

Если это гипотеза, что так должно быть, одно дело. Если констатация действительности, то не стыкуется с доказательностью. За счёт чего сделан «рывок» онкологии, если, по словам главного онколога, до кризиса 2009 года на онкологию «выделялось 0, 02% ВДП, а сейчас вообще около нуля (выделено авт.)». Что даже в Национальном институте рака нет линейных ускорителей (для облучения). Не хватает донорской крови (доноры отказываются сдавать кровь за мизерную плату). Онкобольные вынуждены покупать лекарства за свои средства...

Украинское ноу-хау: финансирование хуже — результаты лучше.

Вчера было плохо, а сегодня стало хорошо.

Такое может быть, где угодно, но не в онкологии. Здесь надо много сделать, чтобы добиться даже малого. Свидетельство этому — последнее столетие: на онкологию средств не жалели, а результат ниже скромного.

Руководителям свойственно приукрашивать ситуации. Им хочется чем-то обнадёжить общество, поддержать настрой подчинённых, а нечем. Манипулируя информацией, во все времена успокаивали народ.

Преподносится версия «рак излечим в 90-100% случаев, если выявить заболевание на первой стадии». Подсознание человека, живущего в страхе перед опасным заболеванием, улавливает слова: рак излечим в 90-100% случаев.

Люди образованные и прекрасно понимают, что подобного быть не может.

Во-первых, рак на первой стадии выявляется крайне редко.

Во-вторых, выявить мало, его ещё вылечить надо.

Низкие результаты лечения онкобольных не столько по причине запоздалой диагностики, сколько по причине опасных средств лечения. Почему об этом умалчивается при прогнозах?

Имеется достаточно примеров, когда при ранней диагностике лечение заканчивается хуже некуда. Об этом также должно знать общество.

Ещё лучше выявлять заболевание на клеточном уровне, но этого нет. Значит, нет и пока не может быть излечения рака на 90-100%.

Общество должно знать, что есть, а не «если бы». Онкостатистика должна быть жёсткой и правдивой, а пока она остаётся «гибкой», какой была до перестроечного периода. Что подано ведомством в статкомитет, то и «гуляет» по государству и за его пределами. Онкология была закрытой сферой далеко не случайно.

В обществе эйфории меньше, нем успехов в онкологии?

Среди людей вообще нет этого.

Информация, поступающая от онкобольных, малоутешительная, а состояние их по возвращении домой чаще удручающее, чем радостное. Это не обвинение в адрес лечащих онкологов, а их поддержка.

Во-первых, не по вине онколога у больного появился рак. Начало заболевания за человеком.

 

ИЕРАРХИЯ НЕЗДОРОВЬЯ

 

ЧЕЛОВЕК (сознание) ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА (энергия, воздух, вода, пища) МЕДИЦИНА (операция, лекарства)


Во-вторых, онкологи не имеют ранней диагностики. В-третьих, не вина онколога, что средства лечения, применяемые им, представляют опасность для здоровья больного. Врач лечит тем, что ему дают. Врачом от Бога тяжело стать при несовершенной системе лечения и лекарствах, опасных для здоровья человека.

Слишком много онкобольных уходят из жизни преждевременно, поэтому общество вправе требовать от медицины прозрачности в онкологии. Соглашаться на лечение, ничего не зная о нём, может лишь тот, кому всё равно, чем лечение закончится. Но среди больных таких не бывает.

Онкобольные обижаются, что их в онкоцентре не слышат. Онкологи в беседах не скрывают, что молчат, когда радовать больных нечем.

У нас многие считают, что плохи дела лишь в отечественной онкологии.

Система лечения онкобольных международная. Запад ближе к ранней диагностике и новым лекарствам, но погрешности в лечении везде одинаковые. Учёные Запада далеки от эйфории относительно существующей системы лечения онкобольных.

Доктор медицинских наук Луи Броуэр из Франции пишет: «По соотношению к приросту населения многие типы раковых заболеваний поражают сегодня в 8 раз больше больных, чем в предыдущие годы. Число смертных случаев вначале утроилось, затем увеличилось вчетверо, а в последствии впятеро. Смертность от раковых заболеваний стала постоянно прогрессирующей величиной. После внедрения в практику химиотерапии, это стало более заметно».

В Украине онкобольных более 1 млн. Умирает от рака ежегодно 100 тыс. К тому же, надо добавить, что раком заболевают ежегодно 1 тыс. детей. Из них умирают более 60-70%2. Прогноз на будущее безрадостный. При нынешней тенденции к 2020 году выше названные цифры могут увеличиться до 200 тыс. и 3-5 тыс. (соответственно).

У некоторых учёных, истинных знатоков отечественной онкологии, до эйфории дело никогда не доходило. Проработав в онкологии по 30-40 лет, они раньше учёных Запада увидели бесперспективность существующей системы лечения онкобольных.

Доктор медицинских наук Владимир Мосиенко из Киева — онколог с более чем сорокалетним стажем забил тревогу происходящим в онкологии и изложил в своей книге 20 лет назад.

«Из-за сильной выраженности побочных действий препаратов, — пишет он, — иногда приходится прекращать лечение уже на первом этапе. Причём, чем сильнее нарушение, тем тяжелее нормализовать состояние, восстановить функцию».

Если бы была возможность провести анонимный опрос среди учёных медицины и онкологов, относительно действенности и опасности существующей системы лечения онкобольных, результаты были бы удручающими. Такой вывод сделан на основании откровенных бесед с онкологами.

Кандидат медицинских наук из России Ольга Елисеева отмечает: «Агрессивная химиотерапия или рентгеновское облучение могут привести к усиленному развитию образующейся раковой опухоли, т. е. сделать её клетки устойчивыми к терапии и обособить их от остальных клеток».

У одних учёных эйфория, а у других — тревога. Почему?

На этот вопрос непросто ответить, потому что правда всегда была в дефиците.

Одни онкологи не верят в изменение ситуации и смирились с тем, что есть.

Других, действительно, устраивает существующая система лечения и они её отстаивают.

Третьи — боятся высказывать свое мнение, чтобы доработать до пенсии. Экономический и финансовый кризис 2009 года пополнил ряды последних.

Прогрессивно-мыслящие учёные бьют в набат, но их не слышат.

Кстати, двое (из названных выше учёных) пострадали за свою принципиальность со стороны коллег, стоящих на страже корпоративных интересов.

Так и дальше будет?

Какое-то время, да.

Пока общество не поймёт, что XXI век может стать очередным веком обещаний победить рак.

Если человечеству не надоело жить в страхе, необходимо повысить «стасус» рака. Из чисто медицинской проблемы рак необходимо делать проблемой личности, семьи, государства и человечества. Медицине одной с раком не справиться.

Пока оптимизму появиться неоткуда: «Каждый четвёртый болен раком, а каждый шестой — умирает от него». Даже от учёных, не веривших в мистику, можно слышать, что рак — это карма человечества. А мистику, как известно, сопровождает страх. В условиях страха рак прогрессирует.

Лечащему онкологу сегодня не до мистики. У него повседневные реалии, порой, на уровне мистики.

ФРАГМЕНТ КЛАССИЧЕСКОЙ ОНКОЛОГИИ
(или лечение в угоду системе лечения)

В обществе восприятие проблемы рака неоднозначное. Кого здоровье не беспокоит, пытаются не замечать проблемы. Кто «знаком» с поликлиникой, стационаром и операционным столом, более встревожены. Побывавшие в онкоцентре, лишены покоя. Для тех, кто выписан из онкоцентра, в худшем состоянии, чем туда поступил, покой потерян навсегда. В итоге, подсознание всех задействовано опасной информацией...

Неудачи с лечением характерны не только для клиник местного уровня, но и центральных, где достаточно опытных специалистов, диагностической аппаратуры и дорогих лекарств.

Бывает, когда ситуация с лечением онкобольных доходит до абсурда...


— Тамара А. (46 лет):

... Обнаружила опухоль на молочной железе. Обратилась в поликлинику, затем в онкоцентр. Взяли пункцию — раковых клеток не обнаружили, но сказали, что опу¬холь надо удалять. Я была спокойна и уверенна, что ничего страшного не произой¬дёт. С этой уверенностью поступила в хирургическое отделение онкоцентра.

Глядя на окружающую обстановку, уверенность моя пошатнулась после двух дней пребывания там. Появился страх. Старалась держать себя в руках, но нервы не выдержали и градом полились слёзы. Возник вопрос: за что?

 

После операции шов заживал быстро, без осложнения, и в душе вновь затеплилась надежда. Но результат биопсии (спустя 10 дней после операции) оказался неутешительным. Мне назначили химиотерапию. 

Часа через два, после первого вливания, меня начало трясти в полном смысле этого слова. Накатила тошнота. Следующего вливания я ждала уже с ужасом. Всего прошла 4 курса: 8 вливаний. Назначили облучение.

 

 

После 24 сеансов облучения добавилась слабость, ухудшился анализ крови. Появилась сыпь, блуждающая боль в шее, зубах. Стало сложно сосредоточиться, ухудшилась память, слух. Со временем появились неприятные ощущения во влагалище: боль, жжение, выделения. Анализ показал наличие трихомонад. Провели курс лечения, но улучшения не произошло. Через полгода новая проблема — дисплазия (предрак) матки. Назначили гормоны.

 

После трёхмесячного приёма тамоксифена неприятных ощущений добавилось: приливы крови к лицу, вагинальные выделения, полное отсутствие сексуального желания, тошнота, подкожное кровоизлияние на ногах, мастопатия во второй груди, уплотнение в жёлчном пузыре. И самое ужасное — стойкая депрессия.

 

Всё чаще стала посещать мысль о бессмысленности существования...


В онкологии подобное не редкость, потому есть необходимость сделать более обстоятельный анализ настоящего случая. Ситуацию можно рассматривать с позиции врача, родственников больного, целителя или обывателя. Мы это сделаем с позиций исследователя...

О действиях онколога.

Врач, в конкретном случае, действовал по правилам, установленным в онкологии. Значит, его действия можно считать медицински правильными. По результатам лечения больной подвергать сомнению следует не действия врача, а правила, которым он следовал. А также систему лечения, куда входят эти правила.


Если действия врача соответствуют установленной системе лечения, значит, его действия законные. Негативный результат следует «списывать» на систему лечения.

Почему?

У больной была диагностирована мастопатия2 (доброкачественное новообразование).

С таким заболеванием женщины, занимаясь периодически лечением, живут без оперативного вмешательства и существенных проблем. В данном случае за шесть месяцев интенсивного лечения в клинике высокого ранга больная «приобрела» рак молочной железы, дисплазию (предрак матки) и «букет» новых патологий. Даже с натяжкой, такое лечение тяжело назвать состоятельным, а процесс оказания помощи — лечением.

Врач может быть не согласен с таким выводом, больная — согласна.

Как может не согласиться врач при таком результате лечения?

В жизни бывает, когда мнение двоих не сходится.

При одинаковых мыслях, выводы могут быть разными.

В настоящем случае врач мыслит по-научному, больная по-житейски. Сознание врача базируется на том, чему его учили. Больная оценивает лечение по конечному результату, т. е. по своему состоянию.

Для врача лечение — это «применение медицинских средств для избавления человека от заболевания». Формулировка для дурачка, или определение под нулевую ответственность.

В результате применения лекарств «для избавления человека от заболевания» можно помочь больному, ничего не сделать и сделать хуже. Есть разница?

Больному выздоровление «подай».

Кстати, больные из учёных и врачей также не желают оценивать результат I своего лечения по-научному. Их меньше формулировка интересует, а больше результат лечения.

Может в онкологии по-другому?

Обратимся к медицинскому справочнику.

Терапия новообразований — это «использование противоопухолевых средств для лечения злокачественных опухолей».

Как говорится, тютелька в тютельку с приведенным выше определением.

Кто ближе к истине врач или больной?

Об этом в медицинских справочниках не говорится, потому обратимся к логике.

Процесс лечения объединяет двоих: больного и врача. Главный объект процесса — больной (медицина — для больного).

В нашем случае больной был нанесён непоправимый урон. Она пострадала от действий врача, который по долгу службы обязан был ей помочь. Если не помочь, то, по крайней мере, не навредить. Клятва Гиппократа так требует.

Врач, в данной ситуации, есть оправдание.

Во-первых, он не производил лекарств, которыми здоровью больной был нанесён урон. Во-вторых, систему лечения, которой предусмотрены эти лекарства, придумал также не он.

У больной более веский аргумент. Опасные лекарства (дозы, периодичность приёма, сроки) назначались врачом. Наконец, она пришла к врачу, не будучи даже онкобольной, а после лечения, назначенного им, была выписана онкобольной в безнадёжном состоянии.

Суждение больной ближе к истине, потому что лечение нанесло вред её здоровью.

В лечении больных правовая оценка подобных фактов за юристами, профессиональная — за медиками. В компетенции исследователя анализ ситуации, который может пригодится кому-то в жизни.

В процессе лечения названной больной прослеживается несколько слабых звеньев.

Первое слабое звено.

Больная была лишена возможности заняться лечением мастопатии.

Получив отрицательный результат биопсии, онколог мог объяснить женщине. что у неё нет рака. Он мог назначить время очередного обследования в онкоцентре, чтобы отследить динамику опухолевого процесса.

Женщина могла пройти лечение у гинеколога, фитотерапевта, целителя, гомеопата, психолога, биоэнерготерапевта, эндокринолога. Наконец, могла заняться самолечением, не признанном в медицине, но признанном в народе. Так поступают многие из женщин с диагнозом «мастопатия», когда боятся операции и послеоперационных осложнений.

Во многих клиниках к мастопатии относятся щадяще и сохраняют женскую грудь.

Главврач московского маммологического диспансера Е. Пинхосевич пишет: «80-85% больных, которые были направлены на удаление якобы доброкачественной опухоли молочной железы, в оперативном лечении не нуждались. Это же преступление резать всё подряд».

В нашем случае врач настоял на операции.

В его действиях верх взял принцип медицины Запада: резать всё, что «торчит». Он не нарушил закона, но больной от этого не легче. Все беды её начались с операции.

Первая ошибка, как правило, влечёт вторую, порой, более опасную.

Второе слабое звено.

Несмотря на то, что после первой химиотерапии больную «начало трясти, накатила тошнота», ей было «сделано ещё 7 вливаний».

Когда на введённый препарат организм даёт сигнал «SOS», введение препарата требуется остановить, чтобы избежать худшего. Это логика.

Если организм больного отреагировал на введённое средство расстройством психики и на физическом уровне, значит, это сигнал — средство разрушительно для организма.

Это тоже логика.

Больная следующего вливания «ждала с ужасом», а врач, не обращая внимания на её состояние, назначал химию за химией. Он не боялся за свои действия, потому что действовал в рамках существующей системы лечения.

Закон защищает лишь врача?

Позже узнаешь.

Химиотерапия облегчает участь многих онкобольных.

Не исключено, что семикратное применение цитостатиков нейтрализовало часть блуждающих в теле онкоклеток, но какой ценой? Организм после этого оказался основательно ослабленным, снизились его защитные возможности. Онкопроцесс стал прогрессировать.

Видя это, врач вынужден был ввести облучение. Это очередной метод, предусмотренный системой лечения онкобольных. Это была уже врачебная «агония» в рамках инструкции.

Ослабленный организм подвергать облучению даже малыми дозами опасно.

Это вновь по логике.

После многих химий и 24-разового облучения организм больной сдал окончательно. Появились новые патологии, в том числе дисплазия матки. Врачу ничего другого не оставалось, как вводить последний элемент классического лечения — гормон.

Известный хирург-онколог, академик H. H. Блохин (1912-1993) писал: «Непродуманное назначение гормональных препаратов может привести к обратному результату».

 

Больной был назначен тамоксифен, причём на длительный срок.

— Тамоксифен (Зитозониум) появился на Западе в 1966 году. По мнению западных онкологов, уровень токсичности гормона ниже, чем у других аналогичных препаратов. Тамоксифен, якобы, блокирует рецепторы, чувствительные к эстрогенам. По мнению медицины, в условиях недостатка эстрогенов, часть онкоклеток погибает, что способствует снижению размера опухоли. Теоретически звучит неплохо...

 

Но американские онкоисследователи обращают внимание, что применение тамоксифена может вызывать тошноту и депрессию, приливы крови к лицу, нарушение менструального цикла, снижение сексуального желания, вагинальные выделения. Всё это, по их информации, испытывали 20% исследуемых женщин, половина из которых вынуждены были прекратить эксперимент. Что даже при пониженных дозах этого гормона у некоторых женщин может развиться рак матки, возможен венозный тромбоз в ногах и тазе, риск заболевания раком печени...


Онколог знал об опасности побочного воздействия тамоксифена. Достаточно «шума» было в Европе вокруг этого гормона. Группа исследователей (17 человек), работавших под эгидой ВОЗ, пришла к выводу, что «тамоксифен увеличивает в 2-7 раз вероятность развития рак

 

В корзину

Цена: 160 грн.






Специалисты проекта «MLM-Planet» дополнительно рекомендуют:

Юрий Батулин «ЭНЦИКЛОПЕДИЯ САМОИСЦЕЛЕНИЯ»

Мечта здорового человека — жить, не мытарясь по больницам, как и мечта больного — лечиться без лекарств, осуществима. Трудно найти семью, где бы ни прибегали к восстановлению здоровья своими силами. С энциклопедией самоисцеления Ю. Батулина читатель получает научно-сбалансированную и практически апробированную больными систему...

Юрий Батулин и Людмила Хавикова «Откровение двоих, победивших рак. Много лет спустя» Юрий Батулин и Людмила Хавикова «Откровение двоих, победивших рак. Много лет спустя»

На фоне опасных тенденций в сфере земного существования, здоровья и социума, книги из серии «Возможности человека в экстремальной ситуации» позволяют многим избежать страха. Автор трилогии — вице-президент МАБЭТ, доктор философии в области парапсихологии онкоисследователь Ю.П.Батулин. «Откровение двоих... » —...

Елена Свитко «Энциклопедия натуропатии» Елена Свитко «Энциклопедия натуропатии»

В данном издании впервые представлена новая и вся значимая информация из уже опубликованных книг известного врача-натуропата Е. В. Свитко, собраны уникальные методики из тысячелетней истории целительства и «золотые рецепты» народной медицины. Автором предложены наиболее интересные сведения из оздоровительных систем натуропатии...

Елена Свитко «Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней» Елена Свитко «Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней»

Предлагаемая книга известной украинской целительницы, врача-микробиолога и натуропата Елены Витальевны Свитко - Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней - не является пособием но самолечению. Она лишь показывает скрытые возможности лекарственных трав, эффективность фитотерапии, многогранность подхода к лечению многих тяжёлых и...


Оценка: 4.2, Голосов: 15  

 


Считаете это полезным? Порекомендуйте друзьям!
 


Оставить комментарий:

Для того, чтобы оставить комментарий к новости, пожалуйста, зарегистрируйтесь, или авторизируйтесь, если Вы регистрировались ранее
Елена Свитко
Книги Свитко
 
Новости
Проект MLM-Planet скорбит в связи со смертью Александра Синамати
30.06.2017

Проект MLM-Planet и все благодарные читатели скорбят о невосполнимой утрате Сегодня ночью - 30...

 
Счётчики

 
Авторизация
Логин:
Пароль:
Входить автоматически

Забыли пароль?

Регистрация

 
Объявление
 
Батулин Юрий
 
Подбор книг

Название

Категория

Цена
от    до

 
Новинки

Юрий Батулин «УМИРАТЬ НЕ СПЕШИТЕ» альтернативная онкология
Книга Батулина «Умирать не спешите» в единстве с «Энциклопедией...

Цена: 160 грн.
 

Юрий Батулин и Людмила Хавикова «Откровение двоих, победивших рак. Много лет спустя» Юрий Батулин и Людмила Хавикова «Откровение двоих, победивших рак. Много лет спустя»
На фоне опасных тенденций в сфере земного существования, здоровья и социума, книги из серии...

Цена: 165 грн.
 

Елена Свитко «Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней» Елена Свитко «Золотые рецепты: фитотерапия от средних веков до наших дней»
Предлагаемая книга известной украинской целительницы, врача-микробиолога и натуропата Елены...

Цена: 185 грн.
 

Юрий Батулин «ЭНЦИКЛОПЕДИЯ САМОИСЦЕЛЕНИЯ»
Мечта здорового человека — жить, не мытарясь по больницам, как и мечта больного —...

Цена: 150 грн.
 
Заработай на своём сайте! |